Rectangle 10 Page 1 Shape Combined Shape
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки
Настройки шрифта:
Выберите шрифт Arial Times New Roman
Интервал между буквами (Кернинг) Стандартный Средний Большой
Размер шрифта:
a
a
a
Цвета сайта:
ц
ц
ц
Изображения:
Настройки

На гребне Digital History:

Мультимедийные исторические парки «Россия – моя история» в контексте цифровой эпохи


На заре компьютеризации новые технологии по большей части воспринимались как эффективный инструмент, помогающий расширить аналитические возможности человека. Такое восприятие сказалось и на применении компьютерных технологий в гуманитарной исследовательской сфере, благодаря чему в рамках исторической науки появилась историческая информатика – направление, занимающееся применением компьютерных технологий в обработке информации исторических источников. Целью данного направления, еще именуемого e-History, стало получение нового исторического знания с помощью информационных технологий.

В середине 2000-х гг. широкое распространение Интернета, а также «цифровой поворот» в развитии информационных технологий способствовали появлению цифровой истории (Digital History). Как отмечает исследовательница И. М. Гарскова, «за рубежом Digital History обычно связывают с применением цифровых инструментов и сервисов в задачах оцифровки, презентации и визуализации исторических источников, с развитием цифровой публичной истории» [18, с. 164]. И если на Западе со временем понятия e-History и Digital History стали взаимозаменяемыми [Там же, с. 126], то в отечественной гуманитаристике по поводу их содержания и соотношения развернулась оживленная дискуссия [11-13; 17; 41]. Ее итогом стало своеобразное признание цифровой истории областью, в большей степени направленной на формирование цифровой инфраструктуры (оцифровка материалов в фондах библиотек, музеев и архивов) и развитие онлайновых интерактивных коммуникаций (историко-ориентированные тематические сайты), тогда как за исторической информатикой сохранялись задачи применения компьютерных технологий в историко-аналитических целях [10, с. 18].

Говоря кратко, с помощью цифровых технологий Digital History сохраняет и популяризирует исторические знания, а е-History сосредоточена на их генерировании, оставаясь сугубо прикладной исследовательской областью исторической науки.

Важно то, что именно цифровая история позволила вывести историческое знание в его научном-исследовательском и научно-просветительском проявлениях на новый публичный уровень. Рассуждая о сферах реализации цифровой истории, принято ссылаться на труды одного из ее успешных разработчиков – П. Артура [12, с. 18-19; 18, с. 165-166]. Десятилетие назад исследователь выделил несколько направлений, по его мнению, характеризующих содержание Digital History: реконструкция музейных объектов при помощи технологии 3D-моделирования и применение ГИС (географических информационных систем) для построения репрезентации исторической информации на картах; разработка справочных интернет-ресурсов (энциклопедий, атласов и словарей), открытых для редактирования пользователями; применение интерактивных форматов подачи исторической информации с использованием игровых элементов; создание «социальных медиа», подразумевающих широкое участие пользователей глобальной Сети в формировании и развитии коллективных интернет-ресурсов. При этом автор отмечал отсутствие четких границ между этими направлениями [44].

Тем не менее с позиций современного развития цифровой истории можно уверенно сказать, что технологически спектр ее реализации существенно расширился, а в сфере научно-просветительской истории цифровые технологии перестали играть лишь подсобную роль, но смогли приобрести самостоятельное значение. Нагляднее всего данная тенденция проявилась в музейно-выставочной деятельности, и это не случайно, поскольку «сам термин Digital History родился не в среде историков (исследователей и преподавателей), а в среде специалистов, занимающихся IT-приложениями в музеях, архивах, других учреждениях сохранения историко-культурного наследия…» [9, c. 390].

Внедрение цифровой истории в традиционное музейное пространство осуществилось, прежде всего, с целью погрузить музейный предмет в реконструируемый с помощью мультимедийных технологий исторический контекст, а также восполнить пробелы в экспозиционном повествовании. Для этого в музейную экспозицию начали вводить электронные тачскрины с наглядно визуализированной историей экспонируемого объекта, 3D-модели артефактов, голографические и мультимедийные проекции, воссоздающие элементы исторического пространства, цифровые средства, отображающие дополненную реальность, и многое другое. Тем не менее цифровая история в музейной сфере остается лишь познавательным и привлекательным выставочным компонентом, носящим вспомогательной характер, и на данный момент многие специалисты отстаивают именно такое ее функциональное значение, поскольку непродуманное использование мультимедийных технологий влечет за собой множество рисков: от разрушения идейной целостности экспозиции до нивелирования значения ее аутентичных составляющих [5, с. 452; 6, с. 257; 19, с. 21; 39, с. 166]. По понятным причинам артефакт был и остается в центре внимания музея как отправная точка его научно-исследовательской, просветительской и культурной деятельности.

Тем не менее включение в музейную среду цифровых технологических средств позволило апробировать их преимущества в визуализации и репрезентации исторического знания и продемонстрировать их возможности в качестве самостоятельного объекта показа. Довольно скоро стало понятно, что можно создать принципиально новое экспозиционное пространство, целиком выстроенное на применении цифровых и мультимедийных технологий.

Пожалуй, первая серьезная попытка в этом направлении в России была предпринята при создании серии мультимедийных выставок «Россия – моя история», которые проходили в Манеже начиная с 2013 г. Устроители выставок – Синодальный отдел по культуре Русской православной церкви и Фонд гуманитарных проектов – решили показать всю российскую историю, разбив ее на четыре содержательных блока: прошлое страны во времена правлений двух династий – Рюриковичи и Романовы – и ключевые события XX – начала XXI века, для которых своеобразным водоразделом была выбрана Великая Победа 1945 г.

Несмотря на то, что мультимедийный проект «Россия – моя история» существует непродолжительное время (в 2020 г. ему исполняется 7 лет), ему посвящено уже достаточно исследований, показывающих его образовательный и просветительский потенциал [7; 14; 20; 26; 34], а также рассматривающих его исторический контент с позиции современной политики памяти [15; 16; 27]. Тем не менее до настоящего момента он никогда не исследовался как характерный представитель мультимедийной экспозиции, выстроенной по принципам Digital History, и, соответственно, теоретическая база по этому вопросу отсутствует. Отсюда настоящая статья имеет целью выявить потенциал экспозиции, основанной исключительно на применении цифровых и мультимедийных технологий, на примере опыта создания и функционирования Исторического парка «Россия – моя история». Для ее достижения необходимо будет решить ряд задач: очертить основные этапы складывания проекта, обозначить его преимущества и недостатки в репрезентации исторического знания и оценить перспективы его развития в контексте эволюции отечественной цифровой истории.

Изучение заявленной темы осуществлялось с применением историко-генетического метода исследования. Практическая значимость данной работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы при создании обобщающего труда, посвященного истории цифровой гуманитаристики в России.

Исследование, предлагаемое в данной статье, представляется актуальным, поскольку совершенствование Digital History и, как следствие, расширение сферы применения цифровых и мультимедийных средств в экспозиционно-выставочной деятельности в настоящий момент являются одним из значимых маркеров цифровой эволюции общества в целом.

Дебютная выставка в рамках проекта «Россия – моя история», посвященная истории России в правление Романовых, была приурочена к 400-летнему юбилею Дома Романовых [23; 28]. В обход хронологической логики исторического повествования она была создана и показана зрителю первой. Однако, несмотря на то, что в ней явно чувствовалась «проба пера», и перед зрителями предстали красочно оформленные отпечатанные коллажи с обозначением ключевых событий Романовского периода, стало понятно, что они носят скорее вспомогательную функцию как объект показа для экскурсоводов, основную же смысловую и репрезентативную нагрузку в экспозиции осуществляли тачскрины с дизайнерски оформленной исторической информацией и сенсорные панели с 3D-реконструкциями решающих сражений либо сведениями, касающимися истории науки и культуры. О безусловной востребованности такой экспозиционной подачи истории свидетельствовали многочисленные посетители выставки, которые «чтобы попасть в выставочный зал… были готовы стоять в очереди по несколько часов» [8].

Еще одним важным опытом первой мультимедийной выставки стало понимание ее отличия от привычного музейного формата. Если в центре музейного показа стоит исторический экспонат, то основой мультимедийной экспозиции являются историческое событие и его технологическое и дизайнерское оформление.

На следующих этапах создания выставок (а далее последовали «Рюриковичи» (2014 г.) [29; 37, с. 8], «1914-1945: От великих потрясений к Великой Победе» (2015 г.) [35] и «Россия – моя история. 1945-2016» (2016 г.) [22]) от раза к разу совершенствовалось графическое оформление информации, расширялся спектр применяемых цифровых технологий не только как средств визуализации исторических данных, но и как инструментов вовлечения посетителей в интерактивный познавательный процесс.

Например, уже во время создания «1914-1945: От великих потрясений к Великой Победе» авторы выставки практически полностью перевели экспозицию в мультимедийный формат, и на смену распечатанным статичным коллажам пришли видеопроекции с анимированным дизайном. Одновременно серьезно расширился спектр привлекаемых цифровых технологий: улучшилось графическое качество исторических реконструкций в формате 3D, появились книги с проецируемым анимированным содержанием, были созданы полусферические поверхности для показа трехмерных тематических панорам, широкое применение, преимущественно в историко-игровых целях, нашли плазменные панели и транслируемые на горизонтальные поверхности сенсорные видеопроекции, были спроектированы кинопространства для показа фильмов, посвященных острым вопросам истории, и многое другое.

Научная-просветительская значимость такого рода исторических экспозиций довольно быстро стала очевидной, и фактически параллельно возникла идея собрать все выставочные части в едином пространстве. Она способствовала появлению в декабре 2015 г. Исторического парка «Россия – моя история» на ВДНХ [25].

Тем не менее собранная в одном месте экспозиция сразу же обнаружила существенный недостаток, а именно неравнозначность содержания и технологического уровня ее ключевых частей, что было объяснимо, так как они создавались в разное время и ранее были нацелены не на постоянное экспонирование, а на кратковременное.

Одновременно обозначились и безусловные достоинства представляемой в ней цифровой истории: это, с одной стороны, возможность сколько угодно расширять исторический контент и совершенствовать его технологическую и дизайнерскую репрезентацию, а с другой стороны, выстроенную исключительно на цифровых носителях экспозицию можно было довольно быстро и эффективно тиражировать. Благодаря первому качеству мультимедийный Исторический парк «Россия – моя история» стал единственной экспозицией в России, повествующей об ее истории от древнейшего периода до современности, благодаря второму из разового выставочного формата проекту удалось превратиться в общероссийский сетевой.


Эти свойства мультимедийной экспозиции однозначно показали свое преимущество перед музейной, для которой музейный артефакт (будь то предмет старины или архитектурный объект) всегда являлся не только опорой для рассказа о прошлом, но и его естественным ограничителем.


В условиях постоянного экспонирования новые задачи, возникшие перед «Россией – моей историей», прежде всего, касались восполнения существовавших пробелов в историческом содержании экспозиции, утверждения ее структуры в виде сочетания базовых и единично применяемых элементов, а также модернизации технологических и дизайнерских приемов показа истории.


Совокупность всех этих задач решалась не только исходя из внутренней необходимости обновления экспозиции, которая стала претендовать на серьезный научно-просветительский уровень подачи исторического знания, но и под влиянием внешней критики предшествующих ей временных выставок [21; 42]. Дело в том, что основой их исторического повествования ранее были так называемые реперные точки – выделенные путем жесткого отбора исторические факты, которые, по мнению устроителей выставки, должны были произвести на зрителя наиболее яркое содержательное и эмоциональное впечатление. Условия краткого экспонирования и большого потока посетителей оправдывали такой принцип выстраивания выставок. Тем не менее его применение вызывало справедливую критику со стороны исторического сообщества, которое неоднократно указывало на неполноту и, соответственно, ущербность такого подхода в экспонировании истории.

Постоянная экспозиция с ее образовательными и просветительскими задачами требовала соответствующего уровня глубины исторического контента. Было принято решение не отказываться от принципа реперных точек, но, во-первых, расширить их набор, во-вторых, выстроить событийную историю с помощью «красных нитей» в виде истории внутри- и внешнеполитической, социальной, культурной и бытовой. Дабы избежать недосказанности в рассказе о прошлом в залы экспозиции были включены интерактивные хроноленты, которые содержали подробный перечень основных событий за данный период. Познавательным дополнением к главному повествованию шли интересные факты, а также картографические материалы и данные статистики. Проверить и дополнить свои познания в истории посетители могли с помощью викторин, оформленных как в виде сенсорных видеопроекций, так и на специальных инсталляционных площадках, внедренных в основную мультимедийную экспозицию.

Таким образом, определилась окончательная структура экспозиции. Основная информационная нагрузка ее контента ложилась на тачскрины, в которых содержались тексты и иллюстрации, дизайнерски оформленные в лендинги. Каждая из четырех частей экспозиции была разбита на залы по правлениям, которые включали базовые информационные блоки: ключевые политические события периода, сведения об истории культуры и быта, биографии выдающихся деятелей, хронографию, интересные факты и карты, отражающие историко-географические данные. В качестве дополнения к базовым блокам там, где это было наиболее актуально, добавлялась информация о социальной истории и истории идей. Те сведения прошлого, которые играли познавательно-развлекательную роль, были включены в экспозицию в формате 3D-моделей, интерактивных карт с применением ГИС-технологий, проекционных книг, кинофильмов и пространственных инсталляций с элементами мультимедийных технологий.

Применение своеобразной стандартизации при выстраивании мультимедийной экспозиции позволило осуществить ее масштабное и невероятно быстрое тиражирование [38]. Практически параллельно обновлению экспозиции, растянувшемуся на несколько этапов, был запущен так называемый региональный проект, в который к настоящему моменту уже включились 20 региональных центров России. В 2017 г. за первое полугодие его реализации исторические мультимедийные парки были открыты в 15 крупных городах страны – Уфе, Екатеринбурге, Ставрополе, Волгограде, Якутске, Махачкале, Казани, Тюмени, Нижнем Новгороде, Южно-Сахалинске, Самаре, Новосибирске, Омске, Санкт-Петербурге и Перми. В 2018 г. открылись парки в Саратове, Ростове-на-Дону, Краснодаре, в 2019-м – в Челябинске и Сургуте. В 2020 г. планируется открытие парков в Пятигорске и Владивостоке.

Важно то, что данный проект, осуществленный по принципам цифровой истории, сыграл существенную роль в деле популяризации не только общероссийской истории, но и локального краеведения. При создании региональных парков их мультимедийный контент помимо российской истории включил историю регионов. Она заняла полноценное место в экспозиции, будучи представленной практически в каждом выставочном зале в виде информации о ключевых событиях, биографиях видных деятелей и интересных фактах, вынесенных на отдельный электронный и видеопроекционный носитель. Помимо этого, в экспозиции были включены в 3D-формате реконструкции региональных памятников архитектуры и археологии, проекционные книги, посвященные краевой культуре, искусству и фольклору, а также картографический и статистический материалы по истории региона. Данные приемы цифровой репрезентации позволили включить региональный контент в экспозицию, не распыляя его внутри общероссийского контента, а отведя ему особое выставочное пространство. Таким образом, история края оказалась, с одной стороны, самостоятельным объектом показа, а с другой стороны, осталась погруженной в контекст общероссийской истории, составлявшей основу экспозиции.

Говоря о мультимедийных исторических парках как феномене эпохи цифровизации, было бы неверным обойти вниманием вопрос социальной значимости демонстрируемой ими цифровой истории. Digital History – это исторический нарратив, облеченный в высокотехнологическую форму, но в ней (нем, если относится к нарративу) правильно – в ней, потому что относится к Digital History (цифровой истории) все же знание о прошлом играет ключевое значение, а цифровая оболочка лишь служит задаче его совершенной репрезентации. Естественно, что в оценке любого проекта, связанного с популяризацией истории, своеобразным барометром выступает мнение исторического научного сообщества. Первые временные выставки, несмотря на то, что их контент был создан с привлечением вузовских специалистов-историков (преимущественно Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова и Российского государственного гуманитарного университета) [32], не избежали серьезной критики со стороны коллег-историков, в частности, членов «Вольного исторического общества» [4; 31; 33; 40; 43]. Поскольку проект осуществлялся на государственные грантовые средства, его рецензенты полагали, что он является политически ангажированным и имеет целью навязать обществу некие новые исторические идеологемы. Отсюда в первую очередь подвергся разбору принцип показа, основанный на реперных точках, поскольку в их отборе усматривалась определенная предвзятость. Не было обойдено критическим вниманием и содержание тех выставочных блоков, которые относились к так называем острым вопросам истории: опричному периоду правления Иоанна IV Грозного, внешней и внутренней политике Николая II, причинам Революции 1917 г. и ряду других.

Тем не менее именно волна критики в адрес проекта помогла ему обозначить для себя действенные пути обновления и определиться с социальным запросом на подачу истории в мультимедийном формате. Своеобразным откликом на критику, а также на пожелания доброжелателей [2; 36] стало содержательное углубление исторического нарратива экспозиции, осуществлявшееся с привлечением ведущих профессионалов исторической науки. Возможность оставить свое слово в цифровой истории была предоставлена историкам из Института российской истории РАН, МГУ им. М. В. Ломоносова, Государственной публичной исторической библиотеки, Государственного исторического музея и Большой российской энциклопедии [1]. Из указанных специалистов, пожалуй, наибольший вклад в содержательное обновление контента внесли сотрудники Института российской истории, взявшие на себя роль основных создателей и экспертов экспозиции «1914-1945: От великих потрясений к Великой Победе» [24].

В ходе работы над мультимедийными парками в крупных городах страны те же самые тенденции в формировании контента проявились и при создании его региональной составляющей. Разработчики проекта не стали навязывать регионам их историю в том виде, как это могли бы представить профессиональные историки из головных научных учреждений столицы (хотя такой вариант был в повестке дня), но обратились в региональные центры с просьбой самим сформировать контент об истории края [3, с. 119; 27, с. 74-75]. Благодаря этому подходу к созданию локальных мультимедийных экспозиций были привлечены разного рода профессионалы в области региональной истории: научные сотрудники региональных отделений Российской академии наук, преподаватели исторических факультетов местных государственных вузов, специалисты из краеведческих музеев.

Так постепенно мультимедийный проект «Россия – моя история» из государственно-ориентированного стал доподлинно национально-общественным, реализовав еще один важный принцип цифровой истории – открытость формирования и редактирования контента. Безусловно, у такого подхода существуют естественные ограничители в виде редакционной политики, проводимой руководством мультимедийных парков, а также рамки, заданные сложившейся структурой экспозиции. Тем не менее тот факт, что содержание всех локальных исторических парков формируется и транслируется из единого московского центра, способствует постоянным совместным усилиям по его совершенствованию.

Наблюдения за опытом функционирования мультимедийного сетевого проекта «Россия – моя история» показывают, что контекст представленной в нем цифровой истории весьма органично смог сочетаться с экспонированием музейных артефактов разного рода (от исторической живописи до предметов быта). Так, в практику мультимедийных парков вошли совместные выставки с региональными музеями [26, с. 116-118]. «Россия – моя история» также оправдала себя как образовательная площадка для школьников и студентов [14; 20; 34] и, соответственно, как форум для любителей истории и историков-профессионалов [7, с. 49; 30, c. 94].

Таким образом, комплексный анализ истории создания и развития проекта «Россия – моя история» позволяет сделать выводы о том, что экспозиция, выстроенная исключительно по принципам цифровой истории, имеет ряд неоспоримых достоинств, выражающихся в возможностях неограниченного расширения и совершенствования исторического контента, внедрения новых мультимедийных средств и дизайнерских приемов для его репрезентации, а также его быстрого и качественного тиражирования. За счет этих особенностей в кратчайшие сроки «Россия – моя история» смогла совершить скачок от временных исторических выставок к сети постоянных историко-просветительских экспозиций, представляющих новый мультимедийный формат трансляции исторического знания.

Тем не менее на сегодняшний день обозначился и генеральный вопрос, касающийся жизнедеятельности данного масштабного общероссийского проекта. Цифровая история – это дорогостоящее вложение, которое и за рубежом, и в России может профессионально и эффективно развиваться преимущественно с помощью государственной поддержки [18, с. 187-188]. До недавних пор у нас в стране становление Digital History шло более медленными темпами, чем на Западе. И в данном случае мультимедийные парки России оказались, что называется, в мейнстриме отечественной цифровизации. И все же их будущее как одной из главных площадок страны, репрезентующих цифровую историю, зависит от перманентного обновления контента в его дизайнерском решении и технологическом оформлении. Это – естественный процесс, необходимый для творческого развития любого цифрового проекта, и цифровая история здесь не исключение. В данных условиях государственная поддержка мультимедийных парков обретает особою социальную значимость, потому как вопрос об их будущем уже сегодня становится своеобразным маркером развития в нашей стране не только Digital History, но и в целом всех сторон общественной жизнедеятельности, охваченных цифровизацией.


Андрейчева Марианна Юрьевна, к. ист. н.

Институт российской истории Российской академии наук, г. Москва


Список источников и оригинал статьи: https://www.gramota.net/materials/9/2020/6/9.html