Во время Великой Отечественной войны летчик совершил 605 боевых вылетов, сбил лично 46 фашистских самолетов и 8 самолетов в группе, на земле уничтожил 3 бомбардировщика противника. Сам Скоморохов ни разу не был ранен, его самолет не горел, не был сбит.

23 февраля 1945 года капитану Скоморохову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
В боях за Будапешт Николай Скоморохов сбил 2 самолета из «бриллиантовой эскадры» гитлеровских военно-воздушных сил. 18 августа 1945 года уже майор Скоморохов был удостоен второй «Золотой Звезды».

В день 100-летия Героя мы беседуем с его дочерью, Светланой Николаевной Скомороховой. Фото для материала предоставлены С.Н. Скомороховой из личного архива.


- Светлана Николаевна, в этом году отмечается 100-летие со дня рождения Вашего отца. Как Ваша семья встречает эту дату?

- С нарушением традиций, но не нарушая предписания правительства сидеть дома. К сожалению, этот режим самоизоляции расстроил все наши планы. Мы собирались быть в Саратове, а самое главное – на родине папы, в Белогорском, и присутствовать на Дне призывника, который обычно проходит в этот день. Правда, эта традиция у нас сложилась лишь в последние годы. До этого мы собирались с его друзьями на Новодевичьем кладбище у памятника папе, а затем перебирались к нам. В юбилейные даты собиралось еще большее сообщество, и уже не у нас дома, а в большом зале, с речами, фильмами, рассказами, воспоминаниями.

- Детские впечатления в памяти остаются на всю жизнь! Николай Михайлович всегда очень тепло вспоминал о своей малой Родине. Что из его рассказов Вам запомнилось больше всего?
- Папа не очень любил рассказывать о себе – рассказывал о своих друзьях, родителях. А после его ухода, через много лет, разбирая его архивы, мы обнаружили пленку с его голосом, и там оказались наговоренные им рассказы о детстве. Мы долго думали, что с ними делать, в конце концов, их опубликовали в книге «Путь в небо - мое босоногое детство». Единственный эпизод, о котором он нам рассказывал, это о том, как отбирали его любимую лошадку – трагичная история мальчика, который бесконечно любил свою животинку.
Другой рассказ – это мы впервые услышали, прокручивая пленку, –предчувствие войны. Он ощутил это, когда маленьким мальчишкой увидел самолеты, пролетавшие очень низко над селом. Они неожиданно появились из-за небольших гор, окружающих село Белогорское, тогда оно еще называлось Лапоть. Мальчишки все побежали, крича: Война, война! Папе тогда было 5 лет, он забился в уголочек двора и долго-долго там сидел. Наверное, это было предчувствием войны, хотя он и не мог предположить тогда, что менее чем через два десятка лет ему самому предстоит броситься в огонь сражений за свободу Отечества. 



- Это, должно быть, 1925-й год…
- Вообще-то папа родился в 1922-м. Но официально считается, что в 1920-м, потому что ему пришлось прибавить себе 2 года, чтобы пойти работать – не на что было жить. Поэтому у него во всех документах значится 1920-й год рождения.
А о себе и о фронтовых годах он мало рассказывал – больше писал и рассказывал о своих друзьях. Когда у нас собирались его друзья, я слышала их рассказы – это были фантастические рассказы. 



- У летчика Н.М. Скоморохова была счастливая летная судьба: за 605 боевых вылетов его самолет ни разу не пострадал. У него было какое-то объяснение этому?
- Было, и у меня тоже есть свое объяснение. Он писал в своей книге «Боем живет истребитель», что благодарен за это, прежде всего, материнской любви: «Берегла меня молитва матери и то прекрасное зрение, которое она мне подарила». У него зрение было – полторы единицы! И еще любовь его Машеньки, будущей супруги. Когда он вылетал на задание, он оставлял все документы в части, а ее письма клал в карман гимнастерки: знал, они его оберегают. И еще он писал, что благодарен своим друзьям, своим ведомым, которые его защищали.
Но я считаю, и с этим согласны и папины товарищи, и об этом пишут историки авиации, что он обладал удивительным талантом, а таланту не научишься. Он был летчиком от Бога.

- На Параде Победы 1985 года ему предоставили право пронести Знамя Победы по Красной площади. Что он Вам об этом рассказывал?
- О своих ощущениях во время парада. Вы знаете, он отнесся к этому с очень большой ответственностью. Впрочем, как к любому делу. Понимал, какой груз ответственности на него возложен – ведь выбрали именно летчика, и летчика немолодого – ему тогда официально было 65 лет. Чтобы не оступиться, не сбиться с ритма, он тренировался, хотя и был всегда в прекрасной физической форме. Был горд тем, что доверили именно ему.
Конечно, было трудно. К тому времени уже заменили брусчатку на Красной площади, и она стала не очень ровной. И самое главное – в тот день был порывистый ветер. Из-за этого было трудно держать шаг и соблюдать линию, потому что полотнище иногда залепляло лицо, а руки были заняты. Да и полотнище имело большую парусность. 


- Ваш отец был дружен с Владимиром Высоцким и даже оказал влияние на его творчество. Как произошло это знакомство?
- Прежде чем говорить о Высоцком, нужно вспомнить его любимого дядю, Алексея Владимировича, который много сделал для воспитания в Володе патриотических чувств, уважения к прошлому и к наследию ветеранов. С Алексеем Владимировичем папа встретился на войне, на дорогах Кубани. Тот был артиллеристом. Потом они возобновили дружбу в Мукачево – это Закарпатье, где они вместе служили. Туда Володя Высоцкий 15-летним мальчишкой приезжал на каникулы отдыхать. И вот там Володя впервые встретился с летчиками-фронтовиками, впитывал их рассказы о войне. Ему запали в душу эпизоды из папиной биографии (об этом рассказывали другие, поскольку папа о себе почти ничего не рассказывал). Дружба с Алексеем Владимировичем продолжилась и в Москве. На концертах Володя рассказывал, что когда его дядю, артиллериста, хоронили, за гробом шли 17 летчиков, которые на семнадцати бархатных подушечках несли его фронтовые награды. Это говорит о том, что Николай Михайлович оставался со своим другом и после его ухода. 



- Какие песни посвятил Владимир Высоцкий вашему отцу?
«Песню о погибшем летчике» («О погибшем друге»). Ещё Володя посвятил Скоморохову, как вспоминал Алексей Владимирович Высоцкий, и песню о неравном бое наших истребителей ( «Их восемь, нас двое,- расклад перед боем не наш…»). Правда, чтобы песня получила более пронзительное звучание, оба летчика в песне погибают. Также на концертах сам Володя говорил, что один куплет песни «Я еще не в угаре, не втиснулся в роль…» буквально пересказывает некоторые эпизоды боев Скоморохова. «…Мы взлетали как утки с раскисших полей: двадцать вылетов в сутки – куда веселей…».
Частица папиной души живет в песнях Володи о войне вообще – не только в тех, которые были лично папе посвящены. А папа вместе с Алексеем Владимировичем пытался творчество Володи пропагандировать, потому что в 1960-е годы его голос не звучал ни на радио, ни на телевидении. 



- Когда в начале 1950-х его отправили в Забайкальский военный округ командиром дивизией, он оказался единственным, кто мог управлять самолетами МИГ-17. Расскажите об этом эпизоде в его биографии.
- Когда в дивизию стали поступать новые самолеты Миг -17, папе пришлось сначала самому облетывать все самолеты, затем обучать инструкторов и летчиков. Он из одной части перелетал в другую. В работе он был неуемным человеком, и долетался до того, что чуть не заснул в воздухе – трое суток без отдыха и сна. А в самолете как? На уровне ног - минус 50, наверху, в кабине – жарко. И он простудился, заболел двусторонним воспалением легких. В больнице каждую медсестру узнавал по шагам, потому что одна делала уколы больно, а другая – не очень. Когда он вернулся на службу, то от своих подчиненных с удвоенной силой стал требовать соблюдение полетного режима. 



- По каким принципам он жил? Насколько был требовательным к окружающим, подчиненным, каким он был по отношению к своим близким?
- Я могу сказать не только о нем, но в целом о его поколении: это поколение совести, чести, верности долгу и присяге. Папа жил по принципу никогда этому не изменять. В его книге есть удивительный эпизод: во время войны ему дали полтора дня – он летел за новой техникой, – чтобы заглянуть к родителям. Когда он к ним добрался, он заметил у отца очень строгий взгляд. Ведь Николай Михайлович не был ранен, а домой в войну приезжали только по ранению. То есть отец был обеспокоен тем, не уронил ли сын чести своей семьи. Но когда узнал, что сына наградили побывкой за 5 сбитых самолетов, очень обрадовался. Жить по чести – это было принципом нашей семьи, да и всех односельчан. Это было во многом тем фундаментом, на котором была одержана наша Великая Победа.
Что касается папиных личных качеств, у него всегда были склонность к анализу, умение извлекать уроки из своих ошибок и постоянная жажда приобретения новых знаний в любой сфере. У нас знаете, сколько словарей? Каких только нет! Эту жажду знания папа передал и мне, привил любовь к книгам с детства.
На работе он был строг и внимателен. С близкими – очень нежным, заботливым, но и строгим. И, конечно, была любовь к Родине, к Волге, к тем истокам, откуда он вышел, к своим учителям. Если он от кого-то видел малую толику добра, он помнил об этом всю жизнь и был благодарен. 



- Светлана Николаевна, что Вы пожелали бы молодым людям, выбирающим свой путь в жизни?
- Я могу пожелать им уверенности в себе, светлого будущего, пожелать достойно нести великое наследие наших предков, серьезно относиться к делу, которое им поручено. А еще любить свою страну и, конечно, не заболеть параличом памяти.

Интервью подготовлено в рамках проекта «Достойны звания Героя», который реализуется Саратовским областным советом ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов в партнерстве с Историческим парком «Россия — Моя история» при поддержке Фонда президентских грантов.